Показано с 1 по 11 из 11

Тема: Corvus Sapiens?

  1. #1

    Corvus Sapiens?

    Доктор биологических наук Леонид Воронов, кандидат биологических наук Валерий Константинов, Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева (г. Чебоксары)

    Вороны давно вошли в интеллектуальную элиту мира животных. Все знают знаменитую басню Эзопа про ворону и кувшин: птица не доставала клювом до воды и, чтобы напиться, стала бросать в кувшин камешки, пока вода не поднялась до нужного уровня. Но и по сей день мы продолжаем узнавать о новых способностях этих пернатых. Их ранг неуклонно повышается — сравнявшись с приматами, птицы семейства врановых достигли сообразительности маленьких детей. Впрочем, было бы не совсем правильно говорить, что они чего-то достигли — очевидно, врановые всегда отличались высоким интеллектом, просто у нас лишь сейчас дошли руки до изучения птичьих мозгов во всех подробностях их психологии и нейробиологии.


    Фото Василия Вишневского.

    Серые вороны демонстрируют выдающиеся интеллектуальные способности в самых разных ситуациях. То они зимой найдут где-то алюминиевую крышку от кастрюли, сядут на неё и катаются с заснеженных крыш как на санках, то дразнят собак и кошек, хватая их за хвосты. Они размачивают хлебные корки в лужах, прячут продукты про запас и даже намеренно бросают под колёса автомобилей то, что не могут расклевать. Бывали случаи, когда вороны раскрывали молнию у хозяйственной сумки и вынимали провизию. Они немыслимым образом узнают людей «в лицо» независимо от одежды и легко отличают ружьё от палки. Вороны «сотрудничают» между собой при совместных авантюрах. Например, они «работают» в паре, воруя яйца из чужих гнёзд: одна ворона сгоняет птицу с гнезда, а другая подбирает яйца. Такое сложное поведение нуждается в объяснении.

    В научном мире интерес к птичьему разуму возник, когда биологи и антропологи всерьёз задумались о происхождении человеческого интеллекта. Из ниоткуда так сразу интеллект появиться не мог (если, конечно, не допускать религиозных и паранаучных объяснений), у него должен быть какой-то фундамент в эволюционном прошлом. В первую очередь такой фундамент стали искать, конечно, у приматов. Но гораздо интереснее было попытаться найти когнитивные способности у птиц, которые эволюционно не так близки человеку, как обезьяны.



    Долгое время одним из главных признаков высокого интеллекта, отличающего человека от всех прочих животных, считались манипуляции с орудиями труда. Но, как оказалось, птицы тоже могут использовать орудия труда, а также создавать и изменять их. Это умение наблюдали не только у врановых, но и у цапель и галапагосских дятловых вьюрков. Однако фаворитами зоопсихологов стали новокаледонские вóроны.

    Что делает новокаледонский ворон, когда ему нужно достать, например, насекомое из какой-нибудь щели? Он выбирает на кусте кривую веточку, отламывает её клювом, обдирает с неё лишнюю кору и неровности, оставляя лишь сучок на одном из концов, и орудует получившимся крючком в местах, где может прятаться что-то вкусное. Исследователи из университета Сент-Эндрюс (Великобритания) обнаружили, что птицы ещё и оценивают качество получившегося инструмента. При этом они не выясняют методом проб и ошибок, каким концом прутика тыкать в щель и подходит ли вообще конкретный прутик для задачи, а как будто заранее представляют себе, как будет работать то или иное орудие труда, — и выбирают наиболее подходящее.

    Одними лишь палочками и веточками новокаледонские вóроны не ограничиваются. Эксперименты зоологов из Оклендского университета (Новая Зеландия) показали, что эти птицы могут использовать в своих целях даже такой сложный и загадочный предмет, как зеркало. С помощью зеркала вóроны определяли, где находится кусочек мяса (саму пищу они не видели, только её отражение). Поглядев на отражение, пернатые понимали, куда нужно сунуть клюв, чтобы достать угощение, причём эксперименты ставили с дикими птицами, которые ещё не успели пожить рядом с человеком. Вообще, дикие животные очень редко способны понять, что отражение — это отражение. Умением разгадать «загадку зеркала» обладает малочисленная элита животного мира, в которую входят попугаи жако, некоторые приматы, дельфины и индийские слоны. Теперь к ним добавились ещё и вóроны.


    Врановые научились владеть своим клювом почти так же, как приматы — руками: с его помощью птицы могут не только строить гнёзда и тащить всё, что плохо лежит, но и создавать орудия труда.

    Достижения новокаледонских воронов росли: та же команда зоологов из университета Окленда установила, что они способны к причинно-следственным умозаключениям. Суть эксперимента состояла в том, что птицам нужно было «срастить» в уме движение предмета и человека, который предметом манипулирует, причём непосредственно саму манипуляцию вóроны не видели. Проще говоря, пернатым предложили разгадать загадку кукольного театра: вот палка, вот человек, человек заходит за ширму, и палка начинает двигаться. И птицы действительно понимали, что есть невидимый «агент действия» (к слову, у детей аналогичная способность появляется к семимесячному возрасту).

    Не стоит, однако, думать, что новокаледонские вóроны — единственные объекты такого рода исследований. В недавней работе японских зоологов из университета Уцуномии было показано, что большеклювые вороны могут сопоставлять числа и абстрактные символы с количеством еды. По числам и геометрическим фигурам на контейнерах с едой птицы распознавали, где её больше, а где меньше. Иными словами, пернатые осознавали числовые соотношения.

    Ещё один пример сообразительности врановых — это их способность помнить своих друзей и врагов на протяжении нескольких лет. Причём социальная память у них не ограничивается особями того же вида: городские вороны, например, помнят голоса других птиц и людей. Примеры сообразительности врановых можно множить и множить, но откуда такая сообразительность у них берётся? Вопрос этот, как легко понять, нейробиологический, и чтобы ответить на него, мы должны заглянуть в птичий мозг.


    Мозг птиц можно разбить на несколько полей с определёнными функциями.

    Надо сказать, что до недавнего времени психику птиц традиционно недооценивали, и не только из-за небольшого размера их мозга, но и из-за специфики его строения. Мозг птиц лишён шестислойной новой коры (которая есть у млекопитающих), и эволюция его шла за счёт преобразования ядер стриатума, или полосатого тела.

    Стриатум древнее коры, и функции его проще, чем у неё, поэтому центральную нервную систему птиц воспринимали как примитивную структуру, не предназначенную для осуществления высших когнитивных функций, которые выполняет новая кора млекопитающих.

    Со временем, однако, точка зрения на птичий мозг стала меняться, — он оказался сложнее, чем думали. Для того чтобы разобраться в достаточно сложном его устройстве, необходимо знать некоторые детали. Мозг птиц включает несколько полей с определёнными функциями. Каждое поле состоит из структурных компонентов — глии, нейронов и нейроглиальных комплексов. Нейрон, как известно, информацию передаёт, глия ему помогает, а нейроглиальный комплекс, по-видимому, информацию анализирует, как это делают клеточные колонки коры млекопитающих. (Колонка — это группа нейронов, расположенная в неокортексе головного мозга перпендикулярно его поверхности, объединяющая нервные клетки разных слоёв коры.)


    Микрофотография участка поля Hyperpallium apicale мозга птиц (увеличение в 300 раз, окраска крезиловым фиолетовым). Цифрами и стрелками показаны нейроны (1), нейроглиальные комплексы (2), глия (3).

    В целом прогресс мозга позвоночных, по формулировке известного российского биолога Леонида Викторовича Крушинского, сопровождается возрастанием двух связанных между собой качеств — структурной дискретности и функциональной и структурной избыточности. Было установлено, что, несмотря на различия в пространственной организации нейронных сетей стриатума птиц и новой коры млекопитающих, их становление и развитие в эволюции определяются одними и теми же морфологическими закономерностями. Прогресс центральной нервной системы высших позвоночных животных сопровождали ключевые изменения. Во-первых, увеличивалось общее число нейронов, клеточных популяций и переходных форм между ними; во-вторых, возрастали все виды тканевого и клеточного полиморфизма в пределах каждого типа нейронных сетей; в-третьих, формировались модули — сложные надклеточные структурно-функциональные единицы обработки информации.

    Исследования, проведённые нами на кафедре биологии Чувашского государст-венного педагогического университета им. И. Я. Яковлева, позволили дополнить эти критерии. Оказалось, что с прогрессом в развитии мозга птиц связаны также степень его асимметрии и закономерности взаиморасположения (степень агрегации) его клеточных и надклеточных структурных компонентов.


    Для характеристики взаимного расположения клеток мозга используют случайную величину — расстояние между произвольной парой наиболее близких клеток.

    Есть ли у врановых какие-то особенности, отличающие их мозг от других птиц? Для этого ворону нужно с кем-то сравнить — например, с голубем. Голуби действительно не отличаются большой сообразительностью, и многочисленные работы профессора Зои Александровны Зориной и её коллег с биологического факультета МГУ позволили в деталях выяснить, в чём именно голуби глупее ворон. Серые вороны способны оценивать величину множеств и хранить такую математическую информацию не только в конкретных образах, но и в обобщённой, отвлечённой форме, которую птицы могут связать, например, с арабскими цифрами; они могут видеть аналогии в форме объектов, не обращая внимания на цвет этих объектов. То есть птицы как бы представляют отдельный признак «в уме», без привязки к конкретному предмету. Голуби такой процедуре научаются гораздо медленнее. Кроме того, установка на обучение у голубей практически не формируется, тогда как у врановых она появляется достаточно быстро и на основе оптимальной стратегии. Очевидно, что различие в когнитивных способностях объясняется различиями в строении мозга птиц этих двух видов.

    Нам удалось выяснить, что у вороны в мозге в два раза больше нейронов, чем у голубя, и в два раза выше их удельная плотность. При этом нейроны и глия в мозге у вороны мельче, а нейроглиальные комплексы крупнее, чем у голубя.

    Чтобы глубже разобраться в специфике птичьего мозга, в исследование включили ещё и вьюрковых (Fringillidae). Эти птицы способны к сложным манипуляциям при добывании семян из шишек различных видов хвойных деревьев. Например, сотрудники лаборатории З. А. Зориной установили, что клесты-еловики (которые относятся к вьюрковым), как и вороны, способны к обобщению — одному из важнейших компонентов рассудочной деятельности.


    Чем ниже индекс ближайшего соседа, тем компактнее сгруппированы клетки. Взаимная близость (агрегация) нейронов и нейроглиальных комплексов у вороны намного больше, чем у птиц семейства вьюрковых.

    Эффективность мозговой деятельности определяется не только числом и площадью нейронов, глии и нейроглиальных комплексов, но и их расположением в пространстве, от которого зависит способность нейронов «переговариваться» между собой. Взаимное расположение клеток мозга можно охарактеризовать с помощью расстояния между произвольной парой наиболее близких клеток. Средние расстояния между клетками образуют так называемую матрицу близости клеток, свою для каждого изучаемого поля мозга. Такая матрица служит удобным инструментом оценки структурированности мозга. С её помощью нам удалось установить, что взаимная близость (агрегация) нейронов и нейроглиальных комплексов у вороны намного больше, чем у птиц семейства вьюрковых. То есть у ворон структурные компоненты мозга расположены ближе друг к другу, что ускоряет и оптимизирует работу нервных цепочек. Улучшение работы нейронов и нейроглиальных комплексов могло произойти за счёт того, что у нервных клеток увеличилась степень ветвления — у них начало образовываться больше дендритов, а это, в свою очередь, стало возможно за счёт уменьшения площади сомы (тела клетки).



    Итак, своей исключительной сообразительностью вороны обязаны особенностям нейронной архитектуры. Но всё же птицы, в том числе и врановые, заметно уступают млекопитающим по общему числу нейронов. Если в мозге вороны 660 млн нейронов, то у зверей их число измеряется десятками миллиардов. Что же позволяет врановым решать задачи наравне с некоторыми приматами? Дело в том, что у млекопитающих в эволюционном ряду плотность клеточных элементов уменьшается, а у птиц она увеличивается, в том числе и за счёт объединения одиночных нейронов и глии в вышеупомянутые нейроглиальные комплексы. Видимо, в связи с обретением способности птиц к полёту при необходимости, с одной стороны, максимального облегчения общей массы, а с другой — ускорения движений в их мозге произошла кардинальная оптимизация механизмов обработки информации. Это потребовало иного структурно-клеточного решения: вместо колончатой структуры, характерной для млекопитающих, у птиц развились шаровидные комплексы клеток. Эти комплексы стали важнейшими структурно-функциональными единицами мозга птиц, по эффективности не уступающими нейронным колонкам в мозге зверей.

    Источники:

    www.nkj.ru.

    Микро-инвестиционное баловство ksakep.com/index.php?ref=skolt
    Фарм BTC bitclubnetwork.com пригласивший: SKOLT; hashflare.io/r/6F4400D; bitminer.eu/index.php?ref=skolt; genesis-mining.com скидка S0LVIA
    ICO биржа: https://bitshares.openledger.info?r=skolt1234.

  2. #2
    забанен навсегда
    Регистрация
    17.03.2012
    Адрес
    Тамбовский филиал Ольгино
    Сообщений
    24,510
    имеется вот такое вот объяснение

    Объект №: SCP-1505

    Класс объекта: Кетер

    Особые условия содержания: Об увеличении численности или миграциях SCP-1505 следует докладывать незамедлительно. Мобильная оперативная группа Лямбда-4 ("Считатели ворон") занимается контролем численности отслеживанием и последующим уничтожением всех дубликатов особей, относящихся к SCP-1505. Все сотрудники, назначенные на SCP-1505, должны быть привиты от вируса H5N1 (птичий грипп) и следовать стандартным протоколам работы с биологически опасными материалами. Зоны с высокой концентрацией (+1M особей на км2) следует эвакуировать и зачищать при помощи обстрела противопехотными артиллерийскими снарядами или термобарическими ракетами, пока не будет уничтожено как минимум 98% стаи.

    В том случае, если удастся идентифицировать и локализовать изначальную особь (SCP-1505-Альфа), на месте её возникновения должен быть построен вольер для содержания, где можно будет легко реализовывать регуляцию численности.

    Описание: SCP-1505 представляет собой аномальную самораспространяющуюся петлю времени, происходящую из одного взрослого ворона обыкновенного (Corvus corax). Особи SCP-1505 подвергаются самопроизвольной репликации каждые 10 часов. В конце цикла каждая особь моментально дуплицируется дважды, а родитель возрождается в начальной точке и начинает цикл снова, полностью повторяя своё поведение. Дубликаты действуют независимо от родителя и имеют отличающиеся поведенческие циклы. Изменения в окружающей среде или содержании, по-видимому, не оказывают никакого влияния на их поведение: особи будут повторять все свои движения по-прежнему, вне зависимости от наличия препятствий.

    Каждая особь имеет тенденцию повторять этот цикл до бесконечности, пока родительская особь не будет либо убита, либо ликвидирована как часть большего парадоксального сброса. Прямое убийство не способно уничтожить особь: она сразу после смерти возродится в исходной точке. Любое убийство также приведет к сбросу цикла особи, создавая новый цикл, где особь будет вести себя иначе, чем в предыдущем цикле. В теории, если убить/сбросить SCP-1505-Альфа, это приведёт к уничтожению всех последующих дубликатов.

    Оставшись без контроля, SCP-1505 может привести к катастрофическим последствиям для сельского хозяйства, окружающей среды и самого человечества, поскольку стая увеличивается в геометрической прогрессии. Большие масштабы накопления помёта приводят к повреждениям зданий, так как содержащаяся в помёте мочевая кислота со временем разъедает камень, металл и кирпичную кладку. Как и у других видов птиц, содержащиеся в помёте бактерии, переносчики грибка и эктопаразиты представляют серьезную опасность для здоровья людей. Все образцы SCP-1505 также способны переносить вирус птичьего гриппа.

    опыта 1505-001.
    Эксперимент1505-01
    Субъект: Замечено, что в течение своего цикла стая посещает большой дуб.
    Процедура: Дерево спиливают для наблюдения за реакцией стаи на изменения окружающей среды.
    Результат: Особи приближаются в воздухе к местам бывшего расположения ветвей. Намереваясь сесть, они складывают крылья и падают на землю. Выжившие особи ведут себя так, как если бы сидели на ветке, не зная, что на самом деле лежат на земле.

    Эксперимент1505-02
    Субъект: Единичная особь, недавно скопировавшаяся от родительской.
    Процедура: Особь захвачена вручную прежде чем успела улететь и помещена в большой пустой акриловый ящик.
    Результат: После завершения своего цикла, особь возрождается в начальной точке, оставляя в ящике два дубликата. После возрождения особь билась, как будто что-то держало её. Двумя минутами позже особь встала на ноги и не меняла местоположения до конца цикла.

    Эксперимент1505-02.1
    Субъект: Две особи с установленными циклами.
    Процедура: Особи, созданные в ходе эксперимента 1505-02, оставлены внутри ящика.
    Результат: После трёх циклов число особей достигло 54, что максимально заполнило ящик. Спокойно себя вели только особи, относящиеся к первому циклу, остальные были крайне взволнованы. Во время четвёртого цикла все 162 особи были мгновенно раздавлены о стены коробки из-за собственного пространственного ограничения. Это привело к парадоксальному сбросу и уничтожению всех дубликатов внутри коробки. В ней вновь появились две оригинальные особи, как на начале опыта 1505-003.

    Эксперимент1505-02.2
    Субъект: Две особи и обычный ворон, не связанный с SCP-1505.
    Процедура: Особи, созданные в ходе эксперимента 1505-02.1, оставлены внутри ящика. В ящик к ним помещён обычный ворон для наблюдения за их реакцией. Особи ещё не проходили ни одного цикла.
    Результат: После того, как ворона поместили в ящик к особям, те незамедлительно атаковали и убили его. Неизвестно, чем было спровоцировано это нападение. Это служит подтверждением многочисленным сообщениям о схватках между особями SCP-1595 и обычными воронами. Вполне возможно, что вид Corvus corax может оказаться под угрозой.

    Приложение-1505-001: По результатам последнего эксперимента, в настоящее время предпринимаются усилия для выявления и захвата воронов, не связанных с SCP-1505. Компьютерный прогноз, основанный на скорости распространения SCP-1505, показывает, что вид Corvus corax, возможно, находится на грани исчезновения. Любого захваченного ворона следует переселить в ближайший вольер под контролем Фонда и содержать в неволе. Это необходимо для обеспечения сохранения вида, если это возможно. На сегодняшний день из существующих гражданских вольеров был извлечёно только 61 ворон.
    http://scpfoundation.ru/scp-1505

  3. #3
    Освоившийся Аватар для Xussein
    Регистрация
    05.10.2010
    Адрес
    Донецк
    Сообщений
    243
    Цитата Сообщение от skolt Посмотреть сообщение
    Врановые научились владеть своим клювом почти так же, как приматы — руками: с его помощью птицы могут не только строить гнёзда и тащить всё, что плохо лежит, но и создавать орудия труда.
    Это слишком громко сказано. Больше пруфов.

    Статья интересная, но как мне кажется отстала от времени. Врановыми уже давно занимаются, и занимаются внимательно.
    Что-то такое писалось, ну, очень давно.
    Но ТС молодец, больше научпопа, больше
    Был рожден в среде Шок-Контента.

  4. #4
    забанен навсегда
    Регистрация
    27.09.2010
    Адрес
    Zмля
    Сообщений
    3,934
    Лично сам наблюдал, как ворона брала в сквере желудь вылетала на дорогу и бросала на асфальт, а потом через некоторое время подбирала уже раздавленное машинами

  5. #5
    Активный участник Аватар для NoTimeToWait
    Регистрация
    08.11.2010
    Сообщений
    1,260
    Цитата Сообщение от Xussein Посмотреть сообщение
    Это слишком громко сказано. Больше пруфов.

    Статья интересная, но как мне кажется отстала от времени. Врановыми уже давно занимаются, и занимаются внимательно.
    Что-то такое писалось, ну, очень давно.
    Но ТС молодец, больше научпопа, больше
    Лично видел, как ворона собирала из муравейника на длинную палку муравьев, затем переносила палку в сторону и склевывала муравьев с нее.
    С бросанием орехов и желудей под машину - это вообще каждый второй видел.

    В общем, достаточно высокие интеллектуальные способности птиц (ворон в частности) достаточно давно известны, и голубей зря тут слишком сильно опускают. С голубями исследований проводилось гораздо больше, чем с воронами, ввиду того, что голуби использовались с практической целью, как-то почта. И некоторые из них показывают, что голуби также хорошо обучаются обособлять различные признаки, такие как цвет и форма, и сопоставлять эти признаки с уже имеющейся информацией. Хотя, возможно у ворон обучение будет более эффективным

  6. #6
    Активный участник Аватар для _Panzer
    Регистрация
    18.11.2013
    Сообщений
    3,057
    Цитата Сообщение от LevoeYicoDiavola Посмотреть сообщение
    Лично сам наблюдал, как ворона брала в сквере желудь вылетала на дорогу и бросала на асфальт, а потом через некоторое время подбирала уже раздавленное машинами
    Тут возникает вопрос, является ли это результатом действия интеллекта или это тупое запоминание случайно-удачной комбинации действий.

    Если одна ворона увидела что на дороге лежал орех, проехала машина => орех раскололся и готов к употреблению, ворона запомнила это и стала выбрасывать орехи на дорогу, другие вороны увидели это и переняли. Если так, то это довольно примитивно.

    Или же ворона по некоторым признакам смогла определить, что машина своими колёсами может создать достаточное давление, что расколоть орех (например, на примере других предметов достаточной прочности), заметила что на данном конкретном участке дороги в определённое время суток движение достаточно плотное, чтобы не ждать по пол дня машины, которая проедет по ореху, но не достаточно плотное, чтобы подвергать себя риску, и таким образом был изобретён приём раскалывания орехов. Если так, то это действительно действие мышления.

  7. #7
    Активный участник
    Регистрация
    03.12.2011
    Сообщений
    1,783
    Лично видел, как ворона брала кредит в сбербанке, понял, что не сильно умные существа /

  8. #8
    Read-Only
    Регистрация
    17.12.2014
    Сообщений
    54
    Вороны отличные многоходовочники, аки Санчес

  9. #9
    Освоившийся Аватар для Xussein
    Регистрация
    05.10.2010
    Адрес
    Донецк
    Сообщений
    243
    Цитата Сообщение от NoTimeToWait Посмотреть сообщение
    Лично видел, как ворона собирала из муравейника на длинную палку муравьев, затем переносила палку в сторону и склевывала муравьев с нее.
    С бросанием орехов и желудей под машину - это вообще каждый второй видел.
    Ну, это не инструмент (орудие труда). Но это может быть путем к созданию оного. Причинно-следственных связей никто не отменял.
    Был рожден в среде Шок-Контента.

  10. #10
    Обожаю ворон. Они просто восхитительны.

    Видосик на тему орудий труда зацените


  11. #11
    Активный участник Аватар для Ved
    Регистрация
    08.05.2011
    Адрес
    enlace permanente. yggdrasil. ouroboros.
    Сообщений
    23,956
    Прочитал название темы, как "курвас сапиенс", понял, что это уже пека головного мозга

    - - - Добавлено - - -

    Цитата Сообщение от skolt Посмотреть сообщение
    660 млн нейронов
    пора воровать архитектуру.

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Homo sapiens - человек разумный или где?
    от MSoft в разделе Поболтать
    Ответов: 9
    Последнее сообщение: 31.07.2013, 19:47

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •